Биографии

Список работ

Книжная полка Театр, кино Интервью Пресса Тексты
   
Главная  
Биографии  

Список работ

 
Книжная полка  
Театр, кино  
Интервью
Пресса  
Тексты  
Контакт  
Наталья Гринберг  
«Новая газета», Израиль
 
   

ИМ, ШВЕЙЦАРЦАМ, НЕ ДАНО…

 
   

Кто-то скривится, когда прочтет, что швейцарская газета называет их «блестящими наследниками традиций Зощенко и Бабеля». Кому-то не дает покоя тот факт, что швейцарскому журналисту они показались «двумя Вуди Алленами», прибывшими из России». И найдется, конечно, тот, кто, скрипя зубами ,припомнит, что братья Шаргородские не хлебали с аппетитом все прелести израильской абсорбции, а, переехав в Швейцарию, зажили спокойной жизнью людей, не психующих по поводу завтрашнего куска хлеба. Но есть все-таки, уверена, немало людей, и у нас, и в бывшей империи, которых этот факт нисколько не огорчает, а даже радует. В конце концов, чужое везение не всегда означает собственную ущербность, а уж если оно не чужое, а двух замечательных, одаренных, давно знакомых по страницам «Литературной газеты» писателей, так оно и вовсе не повод для горьких размышлений. Напротив, многие из нас, «репатриированных» и «абсорбированных», рады, что так славно сложилась жизнь у Льва и Александра Шаргородских. Что некому сейчас, как когда-то в Ленинграде, уродовать своим редактированием их рассказы и сценарии. Нет желающих разрешать, а потом запрещать к постановке их пьесы – остались только они, их талант и способность заставить читателей хохотать, смеяться, улыбаться, читая грустно-смешные строки, написанные талантливым пером Александра и Льва.

Да, у них нет нужды жить на гонорары от продажи книг, но все же хорошо, что несмотря на это продолжают выходить их томики – пусть даже и в Америке или во Франции, где умеют ценить юмор. А то, что с Бабелем и Шолом-Алейхемом сравнивают, так пусть их – оно, конечно, лестно и ласкает слух, но мы-то с вами знаем, что жизнь героев Шаргородских мало сходна с жизнью евреев в милых сердцу классиков местечках. Те, о ком пишут швейцарские «русские», живут в другом мире, говорят иначе, другими словами, и их эмигрантские проблемы так далеки от тех, какими мучились евреи России начала века, что кажется, будто это два разных космоса, два параллельных мира, где общими остались лишь чувства – любовь, зависть, ненависть, хотя и говорится о них такими разными словами.

В Швейцарии, стране ухоженной и сытой до отмороженности, люди по сей день недоумевают и задаются странным, с нашей точки зрения, вопросом: «Почему это из страны, где запрещен смех, к нам приезжают самые остроумные люди?» Что сказать им, давно нейтральным и умиротворенным? Когда человеку выкалывают глаза, у него чисто компенсаторно развивается чудесное чутье, как у собаки, и слух летучей мыши. А если запрещено все, чем может жить нормальный homo sapiens , в порядке компенсации развивается единственное чувство, с которым можно существовать в таких условиях – чувство юмора. И оно, что удивительно и радует, сохраняется даже после реанимационных усилий, после реабилитации ранее заблокированных систем, поражая воображение абсолютно здоровых в социальном и любом другом плане месье и мадам. Изумление швейцарцев было настолько велико, что они даже сняли фильм (правда, на немецком языке) по сценарию Шаргородских – как мне кажется, отнюдь не из приверженности к идеалам сионизма.

Вообще, это еще вопрос, кому повезло, что один из братьев, Лев Шаргородский, приезжает в Израиль 10 марта, чтобы с 11-го начать серию встреч с читателями, друзьями, поклонниками. Может, это нам повезло, что менеджеры Дани Давидсон и Александр Теплицкий заставили мэтра покинуть заснеженную Швейцарию ради нескольких израильских вечеров? А быть может, это нашему юбиляру, 65-летие которого отмечалось совсем недавно, удача улыбнулась – приятно, наверно, убедиться, что не только в добропорядочной Европе знают, помнят, не забыли и в ближневосточной суете его фамилию и даже имя?

Как бы не гордились наши бывшие сограждане, проживающие ныне в европейских странах-государствах, что Шаргородские «разделили их судьбу» и «прошли с каждым участником Исхода его личную дорогу» (цитирую строки из статьи в американской газете «Панорама»), мы тоже не чувствуем себя обделенными – прочтите пару-другую рассказов из «Печального пересмешника» или из «Шутки Баха», ну?! Разве это не мы с вами стоим на перроне в ожидании поезда в Рим, а организм наших родителей автоматически срабатывает на объявление о посадке в московский? И неужели вам незнакома мадам Шварц (геверет она, геверет!), ветеранка борьбы за выезд советских евреев всеми методами, включая кокосовую голодовку на один день? Так что не надо! Не надо обманывать наши ожидания: приезжает писатель, который так написал о нашей жизни, что заставил весь мир смеяться.